Сыны России защищали нас

Судьба

Мария Кострова

Закаленный войной

Афганистан. Как его вспоминают те, кому суждено было оказаться там в разгар военного конфликта? Это боль и страх молодых парней, а теперь уже взрослых мужчин, которые до сих пор просыпаются по ночам в холодном поту. Война унесла жизни тысяч советских солдат, которые были брошены в очаг боевых действий. Не обошла эта участь и ковровских мужчин. Совсем молодыми, полными сил и жизненных планов, их отправляли почти на верную гибель. На страницах нашей газеты мы расскажем о них – героях того и нашего времени, тех, кто прошел ад и смог выжить и вернуться.

Владимир Александрович Артемьев родился в деревне Панино Ивановской области. Окончив восьмилетку, поступил в ковровское ПТУ №1. Выучился на сварщика, проработал год на ЗиДе. Осенью

1981-го был призван в ряды Вооруженных сил. Служить пошел с охотой. Ведь Владимир из того поколения мужчин, в которых с самого детства воспитывали мужество и патриотизм, и армия для него была школой жизни, которую должен пройти каждый. Юношу определили в воздушно-десантные войска. Артемьев был направлен в Литовскую ССР, в г. Гайджунай, там в учебной части получил специальность «Наводчик-оператор боевой машины». Через полгода в числе 8-ми добровольцев решил отправиться в загранкомандировку. Мог ли себе представить 19-летний парень, что судьба его забросит в одну из самых «горячих» точек на политической карте мира того времени – в далекий Афганистан.

«Был ли я готов к такому повороту в своей жизни? Думаю, да. Я родился в деревне, привык трудиться, – рассказывает он. – О том, будет ли страшно, не задумывался, это как мальчишество было».

Уже через три дня Владимир в числе других добровольцев был переправлен в Фергану, а оттуда – в Афганистан, сначала в Аргон, затем в населенный пункт Баграм. Убедиться в том, насколько горяча эта точка в буквальном и переносном смысле, парню представилась возможность сразу.

«Вышли из самолета – жара невыносимая, – вспоминает Владимир. – Уж очень солнце сильно пекло. Температура 40-50 градусов. Нас привезли в полк. А вечером того же дня нашу часть обстреляли. Хорошо, что поверху, никого не задело. Старослужащие сразу нам объяснили, как себя вести. Ведь когда приехали, все это воспринимали как игру в войнушку, а тут все пошло по-настоящему».

Вновь прибывших распределили по батальонам, перед ребятами поставили задачу – оказывать помощь дружескому афганскому народу, поддерживать порядок и охранять государственную границу.

«Когда шла артподготовка, – продолжает рассказ Артемьев, – мы заходили в дома к местным, искали оружие, мужчины-хозяева сразу уходили, а потом могли и в спину обстрелять, действовали исподтишка, устраивали засады.

Я вот только сейчас понимаю, почему они так делали – они ведь защищали свой дом и землю. Был и такой случай. Поступили анонимные сведения, что караван из Пакистана будет переправлять контрабанду. Нашу роту подняли по тревоге. Шли по ночам по 20-30 км. Выловили мы этот караван, взяли 40 тонн полудрагоценного камня лазурита. Про этот случай даже в газете писали, но там сказали: афганские вой-

ска при поддержке местного населения взяли большой караван, а про нас ни слова не было в той статье».

Владимир Александрович принимал участие в операции в ущелье Нижраб. Там советские войска задержали одного из главарей, захватили много оружия и боеприпасов. За успешно проведенную операцию Артемьев был награжден медалью «За отвагу».

На вопрос, было ли страшно, Артемьев отвечает с улыбкой: «Страшно? Бывало, но ко всему привыкаешь, да и была в этом какая-то романтика. Даже когда оставались в части, ходили в караул, наряды по столовой, становилось скучно. Поэтому я часто ходил – по три месяца на боевой операции и всего месяц в части».

Через полтора года, в ноябре 1983-го, Артемьев демобилизовался, вернулся в Ковров, вновь устроился на ЗиД, женился, воспитал сына.

Война меняет каждого, кто побывал на ней. Не стал исключением и Владимир Александрович.

«Я стал более ответственно относиться к жизни, закалил характер и волю. Война, конечно, ломает человеческие судьбы. Да, было тяжело, но, видимо, моя закалка помогла – не сломило меня там ничто. А среди друзей есть и те, кто спился, стал наркоманом. Не смогли парни, вернувшись обратно, устроиться тут и найти себя. Многое не хочется рассказывать, война – грязная штука. Три хороших друга остались там навсегда… Ну, а кого тут винить? Хотя сейчас часто думаю, за что пацаны молодые погибли? Поначалу я по ночам просыпался, вскакивал, искал автомат, однако с годами многие события в памяти стираются. Но вернуться туда хотел бы, сейчас, думаю, уже с учетом прожитых лет, мы стали бы действовать по-другому – более серьезно и продуманно. Если спросят меня: пойдешь защищать семью, стариков и русский народ, отвечу не задумываясь – пойду!»

Сейчас Владимир Александрович Артемьев – член Владимирской общественной организации участников боевых действий «Воин». Ковровские воины-интернационалисты часто собираются вместе, чтят память погибших, вспоминают события тех страшных дней, не остаются в стороне от общественной жизни и вносят достойный вклад в работу по патриотическому воспитанию подрастающего поколения.        

ad